Благородная птица кецаль (часть 1)

Кецаль

Кецаль

Древние города майя оживали только во время важных религиозных церемоний и торговых дней. В промежутках между этими событиями в городах оставалась лишь знать да слуги, обязанности которых входила забота о культовых дворцах, хранение масок и церемониальных одежд.

А в праздничные дни, предназначенные для церемоний, центры вновь наводняла толпа. Приезжали, часто из отдаленных районов, торговцы и покупатели, продавались товары из южных районов - обсидиановые орудия, зеркала, глиняная домашняя утварь, краски, смола копал и другие товары, в том числе и украшения. После завершения сделок Купцы и покупатели несли свои жертвенные дары в скромные святилища, ибо богатые храмы были только для знатных. Затем на специальной площадке в центре города проходили игры с мячом и представления, в которых танцы совершались в фантастических масках, под звуки барабанов и духовых инструментов.

Следует отметить, что эти празднества почти без изменений сохранились у майя вплоть до наших дней, особенно в селениях горных районов Гватемалы. Даже в наши дни майя живут в разбросанных поселениях поблизости от своих кукурузных полей, и в определенные праздничные дни собираются в городах для участия в важных религиозных церемониях (правда, католических, но с ритуалом, напоминающим их древние традиции) и во время различных гражданских событий, например, выборов административных органов. По свидетельствам многочисленных путешественников современные города Гватемалы и Гондураса живут жизнью, сходной (конечно, в ограниченном смысле) с жизнью, какая была здесь и тысячу лет назад: в промежутках между большими праздниками, вообще совпадающими со временем ярмарок и карнавалов, они полубезлюдны. Этот характерный для древних церемониальных центров майя образ жизни претерпел некоторые изменения к концу так называемого классического периода, когда города стали превращаться в крепости и окружаться крепостными стенами или же перемещаться в менее доступные места, на вершины холмов, на острова, на береговые косы, окруженные глубокими рвами. Но даже в этот период площадь для церемоний, - находившаяся в центре города, окруженная террасами, платформами, пирамидами и часто многочисленными памятными стелами, всегда прямоугольная, построенная по плану, который не менялся тысячелетиями - продолжала играть роль культового и торгового центра, где в определенное время собирались представители всего общества. Во многих городах Юкатана возвышались монументальные ворота, иногда очень внушительных размеров, что ввело в заблуждение некоторых археологов конца прошлого века: использовались они лишь в церемониальных целях, а отнюдь не для въезда в крепость (ибо древние, майя не знали колеса и повозки, не имели вьючных и тягловых животных). Довольно широкие улицы связывали между собой разные кварталы, а искусно проложенные дороги, хотя и только для пешеходов, а не для транспорта, связывали окраинные районы с такими крепостями как Тикаль, Вашактун и Ошкинток. На северо-востоке «трапеций», а также в районе Кинтана-Роо была довольно густая сеть сельских дорог. Одна из этих дорог, шириной свыше девяти метров, связывала города Коба и Яхуна, протянувшись на сто километров.

Самой богатой из населяемых древними майя областей был, как уже говорилось выше, лежавший на юге «трапеции» край, охватывавший территорию современной Гватемалы и часть Гондураса. Здесь находились запасы обсидиана (твердого вулканического стекла; образовавшегося при быстром остывании лавы), который служил сырьем для производства ножей и наконечников копий. Вулканический туф (плотно слежавшийся вулканический пепел), выдерживающий очень высокую температуру, был прекрасным сырьем для производства керамики, а жители тихоокеанского побережья были большими мастерами этого дела. Древние майя знали сульфид железа и пользовались им для изготовления зеркал, а красный железняк (окись железа) составлял у них основу широко применявшихся вишнево-красных красителей. К концу периода тольтекского влияния майя, по всей вероятности, добывали и медную руду и извлекали золото из речного песка, но первых высадившихся на Юкатане испанцев разочаровало ничтожное количество найденного здесь золота, и Эрнандо Кортес предпочел отправиться дальше, к «позолоченному городу» Теночтитлану.

У древних майя не столь ценилось золото, сколь перья птицы кецаль. В самом деле, товаром, который, вероятно, больше всего обогатил горные районы «трапеции» майя, были, как ни странно нам кажется сегодня, хвостовые перья кецаля, редкой птицы, обитавшей только в очень высоких горных районах, особенно в горах северной Гватемалы и близлежащих районах Чиапаса и Британского Гондураса. Эти перья пользовались большим спросом: из них изготовляли одежду для, знати, они были отличительным знаком знатных граждан.

Хвостовые перья кецаля были предметом широкой торговли, как и нефрит, считавшийся самым ценным украшением и достигавший в торговле Центральной Америки очень высокого курса. Нефрит добывали в горных районах или собирали по руслам рек. До недавнего времени исследователи склонны были считать, что его привозили из других мест, но в последние годы были открыты довольно богатые месторождения нефрита в горах севернее Сакапы, откуда он, вероятно, и поступал в торговую сеть древних крепостей майя.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *