Конкистадорские походы (часть 3)

Вход на археологические раскопки Тайясаль

Вход на археологические раскопки Тайясаль

Кортес слышал, что там лежит богатая золотом и серебром страна, что «индейцы в тех местах используют золото на грузила для рыболовных снастей». И экспедиция двинулась из Мексики в октябре 1524 года вдоль берега, а затем через Гватемалу. Поход продолжался больше полгода и был исключительно тяжелым. Десятки испанцев и сотни их индейских союзников погибли при переправе через болота «страны Петен», где им пришлось, стоя по пояс в воде, пилить деревья и вбивать сваи для мостов. А золота все не было... Кортес сам заболел тропической лихорадкой и, дойдя до города Трухильо, заложенного испанцами на юго-восточном берегу Гондурасского залива, остановился там на два года, затем снова вернулся в Мексику, откуда в результате интриг был отозван в Испанию.

Все эти более или менее успешные походы теоретически завершили завоевание населенных майя районов, но только теоретически, ибо огромные пространства оставались еще не исследованы испанцами. Юкатан был окончательно покорен лишь шестнадцать лет спустя, в 1541 году, а вглубь Петена и на северо-восток мексиканского штата Чиапас испанцы проникли только через столетие, ибо через болота и тропические леса было страшно трудно пробраться, к тому же скудость природных ресурсов этих районов не привлекала солдат его королевского величества.

Последним убежищем индейцев ица, изгнанных с севера полуострова Юкатан (где они основали процветавшие поселения эпохи Нового царства), был Тайясаль, маленький остров на озере Петен, в глубине этой области. Индейцы, избежавшие смерти в резне при Чичен-Ице, жили здесь, сохраняя свою независимость и свой характерный образ жизни вплоть до 1697 года, когда их остров был захвачен испанцами. Один из участвовавших в захвате Тайясаля солдат заметил на острове рыжеволосого мужчину, женатого на индианке ица. Этот чужеземец имел влияние, на туземцев, и у него была книга (вероятно, библия), считавшаяся, им очень ценной. По-видимому, этот рыжеволосый мужчина был английским пиратом, бежавшим сюда, из старого разбойничьего порта Белиза (в Британском Гондурасе), спасаясь от виселицы. К сожалению, этот флибустьер из Тайясаля (которого мы имеем серьезные основания считать одним из крупнейших авантюристов того времени) не оставил никаких свидетельств о жизни на маленьком острове среди озера Петен, последнего прибежища индейцев ица, как не оставил никаких записей и другой крупный авантюрист той поры, Гонсало Герреро, испанский солдат, ставший военным предводителем юкатанских майя. По всей вероятности, ни тот, ни другой и не умели писать, ибо в те времена грамота считалась привилегией духовенства. Солдат Берналь Диас дель Кастильо в этом отношении, конечно, исключение.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *