Монголы и Золотая Орда (часть 2)

В 1236 году монголы возобновили натиск на Запад. Они покорили Волжскую Болгарию, затем — почти всю Русь, потом вторглись в Западную Европу. Разбив венгров, которые дали приют последним половцам, монголы оказались в западной части Великой степи — и вновь не смогли найти союзников для пополнения своей армии. Поэтому они повернули назад и больше на Запад не возвращались. Русь осталась западным краем империи Чингисидов. В 1260 году их держава раскололась: внуки завоевателя обособились в своих уделах (Хубилай — в Китае, Хулагу — в Иране и Средней Азии, Берке — в Причерноморье и Прикаспии). В самой Монголии войск почти не осталось, а Чингисиды правили своими ханствами с помощью местных чиновников, понемногу превращаясь из степных ханов в местных царей. Золотая Орда в Поволжье дольше всего противилась такому перерождению: ни на Руси, ни на Кавказе степняки не селились и свои войска там не держали, а только собирали дань, контролируя местных правителей и угрожая им карательными набегами за неповиновение.
Бойцов-завоевателей в эти края пришло немного: коренных монголов — не больше 5 тысяч, прочих — не больше 50 тысяч. Новых воинов ханы Орды набирали из местных кочевников: болгар на Волге, половцев в Крыму и Причерноморье. В итоге к 14 веку основным языком в Орде стал татарский (близкий к языкам турок и половцев), а сами ордынцы приняли имя татар — не монголов, но тоже славных воинов. Наследники ордынцев называют себя сейчас крымскими татарами (это потомки половцев), волжскими татарами (это потомки болгар), а также ногайцами, сибирскими татарами и узбеками. Все эти народы сложились в конце 15 века при распаде Золотой Орды.
Быстрое затухание монгольских завоеваний в 13 веке (как и быстрое затухание походов тюрок в 7 в.) доказывает, что походы монголов и тюрок не были очередным переселением народов. Это были грабительские завоевания профессиональной армии, точнее "народа-войска", который в долгой борьбе с сильными соседями разучился делать что-либо, кроме как воевать, и требовал постоянного боевого применения до тех пор, пока его силы не истратились на создание великой державы. В этой державе народ-основатель вскоре утратил ведущую роль. Ее подхватили покоренные народы, более сведущие в государственном хозяйстве. Но пока такое истощение не произошло само собой, остановить завоевания было почти невозможно извне (у соседей не хватало сил) и вовсе невозможно изнутри. Если бы Чингисхан отменил очередной завоевательный поход, воины убили бы хана, тут же выбрали бы ему преемника и пошли с ним на войну.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *