Новое царство пернатой змеи (часть 2)

Чичен-Ица

Чичен-Ица

Летописи майя указывают, что господство индейцев ица над городом Чичен-Ица продолжалось свыше двух столетий. Некоторые источники упоминают о тройственном союзе Чичен-Ицы, Майяпана и Ушмаля, хотя археологические исследования свидетельствуют, что город Ушмаль был заброшен на протяжении почти всего этого периода.

Итак, Новое царство майя переносит центр своей культуры к северу, из Вашактуна, Тикаля, Паленке и Киригуа в Чичен-Ицу, Майяпан и Ушмаль, и культура майя впитывает некоторые тольтекские элементы, важнейшими из которых было поклонение Кецалькоатлю-Кукулькану. Теперь перед нами в самом деле культура, в которой господствует «Пернатая Змея». Изображается она с удивительно большой головой и открытой, словно готовой укусить пастью, со свившимся в кольцо телом, покрытым хвостовыми перьями птицы кецаль. Из Тулы в Чичен-Ицу были перенесены с Тескатлипока всесильное божество, изгнавшее Кецалькоатля, Тлачитонатиух (Восходящее Солнце), глубоко почитавшийся бог войны, и Чикомекоатль (Семиглавая Змея), богиня кукурузы, изображавшаяся как некий персонаж без головы, из шеи которого тянутся веером семь змей. Наконец, в их культе появляются изображения тольтекских божеств дождя под названием тлалоки, которые однако не смогли совершенно вытеснить соответствующих им богов майя - чаков.

В городах майя, претерпевших влияние тольтекской миграции, теократия утратила свое влияние, теперь в обществе здесь господствует воин. На фризах пирамид и платформ изображаются ягуары и орлы, символы военных орденов; многочисленны становятся изображения жертвоприношений (воины преподносят богу Восходящее Солнце сердца принесенных в жертву); а высеченные на стенах ряды человеческих черепов напоминают о зловещих цомпантли – стеллажах на которых тольтеки (а позднее астеки) укладывали черепа своих пленных жертв, убитых в честь кровожадных богов и во славу воинства. Давно прошел тот классический период, когда человеческие жертвоприношения совершались лишь по определенным праздникам, а главными занятиями были строительство дворцов и изучение наук, связанных с календарем.

Жизнь выдвинула необходимость найти обозначения для новых понятий, которых в древнем языке майя не существовало, и, по примеру других мексиканских языков, они были заимствованы у пришельцев из Тулы; таковы, например, слова тепаль или тепуаль, то есть хозяин, рабовладелец, масехуаль – слуга, простой человек, текпан – большой коллектив, дворец, тенамитль – укреплённый город, крепость, тепен – величие, блеск, слава.

В период Нового царства Пернатой Змеи города майя становятся настоящими крепостями. Они строятся уже не на открытых равнинах, а на островах, в центре озер, в холмистых районах или в лесах и окружены частоколом; один из них был окружен живым заслоном из буйно растущей агавы. В своем знаменитом походе Эрнандо Кортес встретил в северо-восточных районах Петена немало таких, укрепленных городов; один из них им описан так: «Город стоит на возвышенной скале, и с одной стороны его - большое озеро, а с другой - глубокая река, впадающая в это озеро. Доступ в город возможен только в одном месте, и весь он окружен глубоким рвом, за которым стоит частокол, высотою в две тозы (около 3,9 м) с маленькими окошками для метания стрел. Над этим забором на шесть или восемь футов (2,27-2,4 м) возвышаются сторожевые башни, а на некоторых башнях навалены кучи камней для защиты».

Итак, в жизни майя произошли решительные перемены: пришлая руководящая верхушка навязала древним племенам майя с Юкатана и из горных районов Гватемалы чужой культ и новый образ жизни. Простые люди, производители кукурузы и ремесленники, вынуждены содержать теперь новых хозяев, считавших войну главным средством управления. Юкатанские города, еще не попавшие под тольтекское господство, в своих заботах о том, чтобы устоять, тоже вынуждены были принять меры для обороны. По-видимому, лишь центральные районы «трапеции» не претерпели в этом отношении слишком больших изменений; эти районы были изолированы природой и для завоевателей не представляли особого интереса.

В период тольтекското влияния и позднее, при астекском господстве несколько раз вспыхивали восстания и начиналось движение за независимость некоторых городов майя. Самым значительным было восстание в Майяпане во главе с Хунак-Кеелем (или Кауйчем), ставшим впоследствие народным героем майя, воспетым в легендах книги Чилам Балам. Его выбрали вождем после того, как во время одного жертвоприношения богам дождя он совершил мужественный поступок.

В Чичен-Ице предназначенных для принесения в жертву бросали в священный колодец; кто оставался в живых, поднимался по скалистой стене колодца, принося людям ответ богов дождя: сколько будут лить дожди и каков будет урожай в следующем году. Во время одного из жертвоприношений, когда ни одна из жертв не осталась в живых, Хунак-Кеель, или Кауйч, бросился в колодец по доброй воле и принес решение богов. В книге Чалам Балам из Чумайеля об этом рассказывается так: «И тогда пришли люди, которых должны были бросить в колодец; и стали бросать их, чтобы вожди могли услышать их предсказание. Но предсказания не было (то есть, они все утонули). И тогда Кауйч, Хунак-Кеель - таково имя бывшего там мужчины - склонил голову над южным краем колодца. И тогда он бросился вниз. И потом поднялся, чтобы принести предсказания. Люди стали слушать его. А потом стали выкликать его вождем и посадили на трон вождей. Потом объявили его первым среди вождей. А раньше он вождем не был».

У майя в самом деле был вождь по имени Хунак-Кеель, но не в Чичен-Ице, а в Майяпане, откуда он, вероятно, происходил. Наделенный выдающимися достоинствами, он сумел превратить Майяпан в главный город на Юкатане, победив Чак Шиб Чака, вождя Чичен-Ицы и военных вождей из Ицамаля. Майяпан оказывал сильное политическое и религиозное влияние на всю эту область, объединив на какое-то время под своей гегемонией двенадцать крепостей майя. В руинах Майяпана обнаружены остатки большого дворца, где, по всей вероятности, собирались вожди разных майянских городов-государств. В некоторые исторические моменты население этого города достигало 10 тысяч человек, что для того периода было достаточно высокой цифрой.

В этот последний период цивилизации майя, в период упадка, когда совершился переход от сравнительно миролюбивой теократии к теократии военной, города (в том числе и Майяпан) располагались в бесплодных, скалистых, лесных или болотистых районах, наиболее удобных для обороны; они уже не представляли собою земледельческих обществ, а добывали провизию из покоренных силой оружия близлежащих районов. В архитектуре Майяпана этого периода заметны следы деградирования. Дворцов, вроде Храма воинов или Храма Кукулькана, характерных для предшествующего периода в истории Чичен-Ицы, уже не строится. Зато развивается строительство из каменных блоков, покрытых толстым штуковым слоем, колонны укорачиваются и весь стиль производит впечатление неумелого подражания архитектуре города Чичен-Ица.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *