О людях и мышах

О людях и мышах

Известно, что запахи — могучее средство влияния. Дурной запах резко ухудшает наше настроение, хороший его взбадривает, запах духов настраивает на романтический лад, забытый и вернувшийся запах детства рождает воспоминания, и порой из всего этого происходят важные решения и действия, подлинный, «обонятельный» источник которых мы даже не осознаем.

У животных запах играет еще более важную роль, хотя бы потому, что их обоняние куда лучше нашего — ученые мужи говорят, что человек, Гомо сапиенс, свое обоняние в большой мере утратил в пользу зрения. То ли наш мозг, как конь Боливар у О’Генри, не мог «снести двоих», то ли по какой иной причине, но зрительные центры в нем переразвились в явный ущерб обонятельным, и теперь наше чутье не сравнить не то что с собачьим, но да же с мышиным. Наверно, поэтому у мышей и других животных есть особые, так называемые феромонные запахи, управляющие многими их действиями, а у людей, сколько ни ищут, таких феромонов не находят. К чему феромоны, если обоняния практически нет? Лишняя роскошь...

То ли дело у мышей. Мышиные самцы, например, помечают феромонами свою мочу, и горе тому сопернику, который вступит на помеченную территорию, — сражение неизбежно. Но что любопытно: эти феромонные вещества, видимо, связаны с половой сферой мыши. У кастрированных самцов феромонов явно нет, потому что эти кастраты не вызывают у нормальных самцов агрессивных побуждений, но если на спину кастрированному самцу капнуть каплю другую мочи, оставленной самцом некастрированным, то другие самцы тут же начинают вести себя по отношению к нему агрессивно.

Не так давно группа ученых из калифорнийского института Скриппса, проведя химический анализ мочи мышиных самцов, сумела даже распознать те две белковые молекулы, которые, собственно, и являются феромонами, то есть ответственны за вызывающий агрессию запах. Каков тут механизм, непонятно, сами исследователи полагают, что феромоны переносят информацию о половой принадлежности, возрасте, социальном статусе и прочих характеристиках самца, и вот эта информация может как-то раздражать других самцов (даже мы, люди, прекрасно знаем, как может раздражать вид спесивого нувориша или похваляющегося своими мышцами культуриста), но другие ученые с этим предположением, увы, не согласны, так что вопрос остается вопросом. Но факт — он тоже остается фактом, и он заставляет задуматься. Подумать только — двух ничтожных, микроскопических молекул, оставленных одним самцом в своей моче, вполне достаточно, чтобы привести другого самца в состояние готовности сражаться с этим помочившимся не на жизнь, а на смерть? И задумавшись над этим, понимаешь, что хорошо все-таки, что у нас, у людей, нет таких феромонов, — иначе ловкие политики вкупе с купленными экспертами по феромонам запросто бы науськивали нас друг на друга в своих целях и интересах.

Впрочем, «не скажите», как говорится. И нами, хоть мы обижены «от природы» по части обоняния, тоже можно отчасти управлять при помощи запахов. Сей печальный факт недавно продемонстрировала группа исследователей из чикагского Северо-Западного университета во главе с доктором Веном Ли. В статье, опубликованной по горячим следам своего эксперимента в журнале Psychological Science, они рассказывают, что отобрали более 30 добровольцев (а точнее - 31), которым предложили нижеследующую научную игру. Перед каждым из них ставили бутылочку с жидкостью, предлагали понюхать и потом нажать одну из двух кнопок, чтобы указать, пахнет эта бутылочка чем-нибудь или нет. Затем, что называется — «не отходя от кассы», каждому такому испытуемому тут же предъявлялось на экране изображение некой физиономии, некоего лица, и предлагалось нажать одну из другой пары кнопок, чтобы ответить, симпатична им предъявленная личность или вызывает антипатию, раздражение, а то и неприязнь.

Испытуемые не знали, что в предъявлявшихся им бутылочках находилось три вида растворов — свежего и приятного лимонного сока, нейтрального по запаху эфира и весьма пованивающей валериковой кислоты. Понятно, подопытному ничего не стоило бы различить эти запахи, но хитрость экспериментаторов состояла в том, что растворы были доведены до ничтожной, практически неуловимой концентрации - семь молекул вещества на тысячу миллиардов молекул воды. Такой запах способна уловить разве что собака ищейка, но человек наверняка никак. И действительно, все подопытные, понюхав ту или иную бутылочку, уверенно заявляли, что ничего не ощущают. Однако! — однако во второй фазе эксперимента обнаруживалось, что после нюхания лимонного раствора у большинства возникала тенденция оценивать предъявленные на экране лица как симпатичные, а после нюхания валериковой кислоты - напротив, тенденция оценивать все подряд лица как неприятные. Иными словами, запах, даже оставшийся неосознанным, непрочувствованным на сознательном уровне, тем не менее, влияет на нашу оценку другого человека. Чем не феромон!

Дело, однако, обстоит еще сложнее. Когда участникам опыта давали понюхать более концентрированные растворы, запах которых был вполне ощутим, эти «бессознательные тенденции» тотчас исчезали, то есть все они оценивали то или иное лицо, руководствуясь его чисто объективными признаками. И здесь опять, как и в случае с мышами, возникает вопрос о механизме. Ведь если запах несет какую-то информацию, которая влияет на нашу оценку той или иной личности, то эта оценка должна быть одинаковой, как при подсознательных уровнях запаха, так и при сознательных. А если запах такой информации не несет, то чем тогда объяснить явное влияние подсознательного запаха?

И тут, как и в опытах с мышами, вопрос остается вопросом, но и тут, как и там, возникают грустные мысли. Ведь что мы, как говорится, имеем? Мы имеем здесь, в опытах доктора Ли и его команды, явное указание на то, что нами тоже можно управлять - пусть не с помощью сильных запахов, так с помощью подсознательных. Для тех, кто хочет нами управлять, это даже удобней - мы и не заметим, что нами управляют. Мы будем думать, что нам просто так нравится тот или иной рекламируемый товар, а он, на самом деле, нравится нам потому, что его появление на экране сопровождается незаметным запахом лимона или другого приятного вещества. Мы будем думать, что нам просто так хочется дать данному человеку в морду, а на самом деле при его появлении в комнате туда напустили незаметный запах чего-то томительно противного. Мы будем думать, что нам самим хочется голосовать за данного политика, а на самом деле показанный нам рекламный ролик с его ложно значительным, приторно слащавым или откровенно уголовным лицом сопровождался очаровательным подсознательным запахом аристократических духов типа «Где вы теперь, кто вам целует пальцы?» Ау, независимый выбор! Где ты, свобода воли?! Как там насчет «гласа народа»?

А вы говорите: человек — это звучит гордо... Да это он просто так пахнет!

 

Владимир Смолицкий. Журнал «Знание-сила» №1, 2011 год.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *