Один день из жизни майя (часть 6)

Мильпа

Мильпа

Наевшись, Ах Уйк взял лук, колчан со стрелами, крепкую веревку для носки груза, тыкву с едой и направился к хижине тестя. Светлая полоска на востоке, где утренняя звезда стала тускнеть, предвещала, что вот-вот займется заря. Самоё благоприятное, для охоты время, правда, упущено, ведь, как известно, на хорошую добычу можно надеяться только до зари. - Но сегодня был день Маника, бога охоты.

Дойдя до окраины селения, Уйк и его тесть остановились в том месте, где находился маленький алтарь и большая куча камней на обочине тропы. Такие алтари, стоявшие со всех четырех сторон при выходе из села, были посвящены богам четырех концов земли и неба. Оба охотника положили по камню на кучу и смиренно помолились богу востока, чтобы он послал дождь на их кукурузное поле, ибо оно сильно нуждается во влаге.

В окрестностях селения дичь встречалась редко. Но не так далеко от полей тянулась небольшая саванна, бедная песчаная земля, где росли только травы, хилые деревца и редкий кустарник. Уйк недавно спалил траву и теперь, вероятно, оленей привлекают молодые побеги кустарников, которыми снова зарастает земля.

Оба охотника притаились так, чтобы ветер не мог донести их запах туда, откуда они ожидали появления дичи, и в самом деле, вскоре заметили двух оленей, пасшихся как раз в центре маленького участка. Они подкрались как можно ближе, все время прячась за кустарниками. Остановившись на подходящем расстоянии, старший из охотников натянул лук и прицелился; стрела вонзилась оленю в сердце. Раненый зверь едва успел сделать два-три шага и рухнул. Уйк не стал стрелять в другого оленя, ведь если он убьет больше, чем ему необходимо, боги разгневаются и не пошлют ему добычу в другой раз.

Ах Уйк достал из мешка свои орудия для добывания огня и стал быстро крутить палочку, сунув ее в отверстие куска мягкого дерева. Через несколько минут от него поднялась тоненькая струйка дыма; раздув искру, Уйк получил огонь. В это время его тесть набрал сухого хвороста, и вскоре у них горел костер. Старик взял несколько угольков и, присев на камень, насыпал на них крупицы копала. Пока от них поднимался черный дым со странным, чуть кисловатым запахом, он обратился с просьбой к оленю и через него - к богу охоты, прося прощения за то, что убил его, и объясняя, что был вынужден это сделать, потому что урожай плохой, а его семья нуждается в пище.

Когда эта короткая церемония завершилась; они начали обдирать оленя. Операция несложная: обсидиановым ножом Уйк подрезал снизу всю кожу от морды до хвоста и вдоль ног и снимал ее, выворачивая наизнанку. Только голова потребовала несколько больше, хлопот и усилий. Разрезав тушу, охотники насадили куски мяса на сучья ближайшего дерева, как можно выше, чтобы зверье не дотянулось до них.

Все это заняло довольно много времени и, когда охотники добрались до мильпы, своего кукурузного поля, был уже полдень. В плетеном, амбаре посреди поля, где у них хранились орудия и куда осенью будет ссыпана кукуруза, они оставили свои луки, колчаны со стрелами и мешки и принялись вырывать сорняки, душившие кукурузные стебли. Урожай обещал быть добрым, хотя дожди не были чересчур обильны. «Божественная трава» росла хорошо, мощно развёртывая свои листья; зелень которых ярко выделялась на покрытой золой и присыпанной черными, обгорелыми головешками земле.

К обеду на мильпу пришла Иш Бакаль, принеся мешок с сушеным кукурузным тестом, которое, будучи размочено в воде, утолило и жажду, и голод обоих мужчин. Они хотели/насобирать и принести в село хворосту, но поскольку надо было нести, оленя, этим делом пришлось заняться одной Иш Бакали. Женщина набрала довольно большую кучу хвороста, связала его веревкой, взвалила на спину, закрепив веревку на лбу, и, согнувшись, отправилась домой. Мужчины работали до вечера и, закончив дело, пошли за оленьим мясом.

Дойдя до села, Ах Уйк достал свой рожок - морскую раковину со срезанным кончиком, - поднес его к губам и издал несколько долгих звуков. Услыхав сигнал об удачной охоте, люди со всего селения поспешили к хижине охотника, которая стояла в центре. Здесь каждому досталось по куску мяса. Жрец как важная персона-хотя по своему сану он был гораздо ниже жрецов культового центра - получил целую ляжку. Доля каждого семейства оказалась на этот раз больше обычного, ибо многие жители были в отлучке, работая на строительстве пирамиды в - культовом центре.

Уйк искупался в реке и переменил передник. Иш Бакаль приготовила на ужин очень вкусную еду - кукурузные лепешки с олениной и смесь какао с кукурузными побегами и толченым перцем тоже редкое кушанье, потому что большую часть урожая бобов какао они отдавали жрецам и знатным людям, которые употребляли какао в пищу дважды в день, а излишки его отправляли на Юкатан, где обменивали на различные товары, главным образом, на расшитые одежды. Уйк ел один, а Иш Бакаль, как и полагается хорошей жене, прислуживала ему.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *