Русь и Орда в 13 веке

Батый

Батый

От катастрофы на Калке до вторжения Батыя прошло 14 лет, но за это время Русь ничему не научилась. Войско Батыя насчитывало не более 50 тысяч бойцов; правда, это были профессионалы с большим боевым опытом, хорошо вооруженные, с единым руководством. Фактически армией командовал учитель Батыя - Субэде-Боотур. Русь насчитывала около 5 миллионов жителей и могла выставить около 100 тысяч профессиональных воинов, ополченцев — в пять раз больше. Однако постоянные междоусобицы не позволяли создать единую армию. Боевое мастерство рядовых воинов и воевод Руси было таким же, как в Европе: мало хороших лучников, тяжелый меч уступал сабле в фехтовальном бою, полководцы пренебрегали разведкой и не умели управлять большим войском в ходе боя.
В итоге монгольская армия побеждала русские войска во всех полевых сражениях, а города брала один за другим, используя осадную технику Китая. Поход 1237—1238 годов начался поздней осенью, так что конные тумены (дивизии) монголов могли идти по замерзшим рекам, не боясь болот и густых лесов. После короткого упорного сопротивления были взяты и разрушены Рязань, Владимир, Москва, Торжок; ряд других городов Северо-Восточной Руси сдались монголам без боя и снабдили их провиантом. До Новгорода монголы не дошли, поскольку начиналась весенняя распутица. Впоследствии Новгород, Смоленск и другие города Северо-Запада согласились платить дань Орде под угрозой карательных набегов.
Одновременно монголы разгромили государство болгар на Средней Волге, а затем двинулись на Южную Русь. В 1240 году был разрушен Киев, а затем завоевана Галицкая Русь. После этого монголы ворвались в Западную Европу. Но в 1241 году умер их каган Угедей. Его преемником мог стать Гуюк, враг Батыя; поэтому западная армия монголов прекратила завоевания и стала готовиться к гражданской войне.
Монгольский удар по Руси использовали рыцари Северной Европы — традиционные соперники Новгорода и Пскова в борьбе за контроль над Балтикой. В 1236 году рыцари впервые потерпели поражение от литовцев (причем прославился молодой князь Миндовг), а после 1238 года послы Ливонского ордена завязали с Псковом переговоры о сепаратном мире и союзе. Псковичи были недовольны главенством Новгорода; они не возражали против того, чтобы войти в состав Германской империи, если бы ее правители признали за русскими свободу православной веры и все те права (торговые и политические), которыми пользовались вольные города Германии. Но император Фридрих II Штауфен тогда увяз в борьбе с папой; ему было не до Руси и даже не до немецких городов, поскольку военная поддержка германских князей была ему нужнее. В итоге псковичи и другие горожане Северо-Западной Руси имели дело не с городами империи, а с рыцарями-крестоносцами, которые мечтали только о грабеже Руси. Поэтому горожане Пскова и Новгорода были вынуждены поддерживать немилых им (но полезных как воеводы) самовластных князей суздальской династии — Ярослава Всеволодовича и его сыновей Александра, Андрея и Ярослава.
В 1240 году Александр Ярославич разгромил на Неве шведское войско, а весной 1242 года он с новгородцами разбил армию крестоносцев на Чудском озере и отбил у рыцарей Псков (который ранее мирно подчинился им). В это время отец Александра поехал в Орду по вызову Батыя. Хану нужны были союзники в предстоящей гражданской войне. Чтобы получить ресурсы покоренной Руси без новых боев, Батый признал Ярослава Великим князем Владимирским (тот имел на это право как брат погибшего князя Юрия) и доверил сбор дани на Руси прежним русским князьям. Хан не вводил в русские города монгольские отряды, а только держал рядом с князьями своих представителей — баскаков. Ярослав принял условия Батыя. Союз со степняками был обычным делом для Руси, только прежде (с половцами) это был союз с позиции русской силы, а теперь,— с позиции монгольской силы. Напротив, князья Южной Руси (Михаил Черниговский, Даниил Галицкий) пытались получить на Западе поддержку католиков против Орды, но безуспешно. Михаил был казнен в Орде, папа направил в Монголию своего посла Плано Карпини, а Даниил стал вассалом Батыя.

В 1246 году князю Ярославу пришлось ехать в Монголию, чтобы новый каган Гуюк утвердил его Великим князем Руси. В Каракоруме князя отравили. После этого Гуюк и Батый двинули войска навстречу друг другу; но вскоре Гуюк умер (видимо, отравленный сторонниками Батыя). Новым каганом стал Менгу, друг Батыя, который сделался теперь независимым владыкой в своем западном уделе. Он назначил Александра Невского Великим князем в Новгороде, а его брата Андрея — Великим князем во Владимире.
Андрей был зятем Даниила Галицкого и разделял "западные" симпатии тестя. Он считал, что монгольскую власть на Руси можно сбросить общенародным восстанием. В 1252 году владимирцы восстали, но их никто не поддержал. Восстание было подавлено; Андрей бежал на Запад. Александр стал князем всей Центральной и Северной Руси. В это же время Даниил поднял восстание в Галиче и разбил монгольский отряд Куремсы. Папа римский пожаловал Даниилу корону с условием церковной унии Руси с Римом (Византией в это время правили крестоносцы). Но военной помощи от Запада Даниил не получил; его белорусские владения подверглись набегам литовцев, так что Даниилу пришлось опять стать вассалом Орды и помогать монголам в их карательных походах на Литву и Польшу. Александра Невского Батый объявил своим приемным сыном, чтобы тот помог его сыну Сартаку (христианину) удержаться на троне Орды. В 1256 году Батый умер; его сыновья погибли в междоусобной войне, а власть в Орде захватил Берке, брат Батыя (мусульманин). Он предвидел скорую усобицу среди Чингисидов, так что русская помощь была нужна хану, и он признал все прежние права Александра Невского.
Так Русь выбрала свою дальнейшую судьбу: вынужденный союз с Золотой Ордой, ее поддержка в борьбе с другими Чингисидами (после 1260 г.) и противостояние католической Европе. Эту политику проводил Александр Невский, а после его смерти (1263 г.) — его брат Ярослав и сыновья Дмитрий и Андрей. Православная церковь поддержала эту политику, поскольку монголы не вмешивались в религиозные дела своих подданных, не облагали церковь налогами. Орда оставалась веротерпимой до 1312 года, когда хан Узбек ввел там ислам в качестве государственной религии. Владения Даниила Галицкого после смерти князя поделили между собой его сыновья. Постепенно почти все эти земли перешли под власть Литвы, Польши и Венгрии. Грузия и Болгария разделили судьбу Руси — они стали вассалами Орды.
Монгольский удар не сокрушил ни русский народ, ни русское государство (оно фактически распалось гораздо раньше), однако нанес непоправимый урон городской торговле: днепровский путь утратил былое значение (из-за упадка Византии и контроля Орды над степями Причерноморья), а волжский путь шел через Орду. В итоге только Новгород вел свободную торговлю с Европой и продолжал процветать, сохраняя демократическое самоуправление даже под контролем владимирских князей. Вся остальная Русь превратилась из "страны городов" в "страну деревень". Городское вече захирело, а боярство перестало быть независимым сословием: раньше оно само руководило общегородскими делами, а теперь бояре стали подручными князя, который сам был подручным хана. Так князья сделались хозяевами городов, где прежде они были самыми высокооплачиваемыми служащими.
Таково начало русского абсолютизма, который до свержения ордынского ига развивался в тесном взаимодействии с русской демократией. В отличие от прежней организованной гражданской демократии (вече, посадник, кончанские и улицкие старосты), она стала "военной" демократией: вторым после князя человеком в городе стал тысяцкий — глава ополчения горожан. Равновесие этих двух сил было шаткое. Оно нарушалось после каждого успеха или неудачи в борьбе с Ордой. Таким же неровным было отношение бояр к княжеской власти. Они подчинялись ей, пока и поскольку князь возглавлял всю хозяйственную деятельность города и округи, обеспечивал регулярную выплату дани Орде. Но теперь, лишившись активной роли в городском хозяйстве, бояре стремились стать такими же независимыми феодалами, как их европейские коллеги (бароны). Эти трехсторонние усобицы продолжались на Руси в течение двух веков — от установления ордынского ига до его свержения при Иване III.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *