Сердца пяти рабов (часть 5)

Жертвоприношения майя

Служители принесли дары - перья кецаля, шлифованный нефрит, кремневые ножи тонкой работы, бальче, еду и бобы какао. Верховный жрец поднимал каждый дар, протягивал его сначала к востоку, затем к стеле и бросал в яму. Когда дары заполнили яму, служители сровняли ее с землей, а каменщики быстро замуровали.

Солнце достигло линии горизонта. Балам видел, что свет бога Венеры становится все ярче и ярче; человечество избежало катастрофы еще на 20 лет. Начался день 5 имиш. Балам поднял руку, двинул одной из жердин, давая знать Туцу, что на небе показалась утренняя звезда.

По знаку верховного жреца барабаны вновь забили в торжествующем ритме. Зазвучали и дудки. Жрецы зажгли костер, в который люди будут бросать свои окровавленные палочки и крупинки копала. Ученики жреческой школы зажгли сосновые факелы и поднялись на вершины всех пирамид, какие только были в крепости. Вскоре костры горели перед каждым храмом и каждой стелой, перед площадкой для игр с мячом и на торговой площади. В домах теократии, расположенных на окраине культового центра, тоже зажглись огни.

Толпа начала редеть. Четыре небесных чудища скрылись в храме. Сняв костюм и маску, Балам почувствовал спазмы в желудке и подумал об ожидавшем их угощении. Все были счастливы. Восемьдесят напряженных дней позади, церемонии завершились успешно, день 5 имиш начался без всяких дурных предзнаменований. Балам совершенно забыл про отцовского раба, сердце которого лежало теперь у подножия стелы.

Туц, которому едва исполнилось 17 лет, шутя ухватил Балама за полу одежды и обернул ее вокруг ноги; пытаясь сорвать. Жрец, отвечавший за бутафорию, мягко сделал ему замечание. Туц возразил ему, обвинив в жестокосердии и в том, что он «как древесный ствол», по майянскому выражению. Все его товарищи засмеялись, ибо любили жреца за его доброту.

Когда друзья вышли из храма, была уже ночь и огни догорали и гасли. Юные священнослужители направились в сторону, где стояли дома знатных. Монотонно квакали лягушки, пальмовые листья четко вырисовывались на небе, посеребренном луною, которой было уже десять дней. Проходя мимо одного из храмов, друзья уловили запах жареного индюка в соусе с приправами и ускорили шаги».

Пересказанная выше история принадлежит перу ученого и изложена на основе строго проверенных данных (скелеты принесенных в жертву найдены в фундаментах храмов, а сцены принесения в жертву крови, добытой обсидиановыми иглами, нарисованы на стенах зданий Бонампака). У читателя может создаться впечатление, что древние майя были необычайно жестоки и кровожадны в своих религиозных обрядах. Разумеется, практика человеческих жертвоприношений предполагает определенную жестокость, но не надо судить этот народ слишком строго, следует учесть общественно-экономические условия и религиозные верования. К тому же, описанная выше сцена, которую можно отнести, скажем, к 1000 году, возможно, даже менее жестока, чем то, что четыре или пять столетий спустя происходило в странах, стоявших на более высокой ступени цивилизации, например, в Испании, где Фердинанд Католический (с именем которого конкистадоры огнём и мечом прошли всю Мексику), был самым яростным сторонником инквизиций, сжигания на кострах ведьм и еретиков...
Необходимо оставить комментарий на сайт http://gerkolobys.ru/

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *