Символы медицины. Свеча (часть 2)

Везалий О строении человеческого тела

Титульный лист книги Везалия "О строении человеческого тела"

Общеизвестным является титульный лист (работы Стефана Калькара, представителя школы Тициана) знаменитого труда А. Везалия «О строении человеческого тела» (издан впервые в 1543 г. в Базеле и повторно — 12 лет спустя). Оба издания, как и работа А. Везалия «Эпитоме», иллюстрированы превосходными гравюрами. На титульном листе первого труда изображена сцена, происходящая во внутреннем дворике одного из итальянских дворцов. Дворик служит анатомическим театром, в центре которого сооружен стол. А. Везалий демонстрирует внутренние органы женщины. Эта сцена, в отличие от сюжета, изображенного на вышеупомянутом рисунке, где двое неизвестных тайно занимаются анатомическими исследованиями, происходит при дневном свете. В данном случае показано одно из публичных анатомических вскрытий, которые производил А. Везалий.

Рисунок и титульный лист знаменуют собой вехи развития анатомии, которая за очень короткий промежуток времени прошла путь от тайных вскрытий до расцвета научной анатомии, занявшей прочное и почетное место в медицине. В крупных университетах Европы по примеру университета в Падуе был введен курс анатомии. Знание анатомии вошло в понятие «образованный человек». Андрей Везалий ниспроверг отдельные положения Галена и стал основоположником научной анатомии.
Дворик, в котором происходит анатомическая демонстрация А. Везалия, по архитектуре явно относится к эпохе Возрождения. Несколько театрально показаны присутствующие на вскрытии знаменитые люди, которые, жестикулируя, что-то оживленно обсуждают. Всего их около пятидесяти. Среди них можно узнать Реальдо Коломбо, В. Тициана, М. Лютера, И. Опорина, М. Сервета, Я. Сильвия, И. Фробена, Ж. Фернеля, Ф. Рабле, Парацельса, Д. Фракасторо, короля Франциска I, Маргариту Валуа, короля Карла V и многих других.
Трудно даже предположить, чтобы все эти люди могли когда-либо собраться вместе. Их собрала фантазия художника. Он, как было принято в то время, изобразил на фронтисписе портреты многих современников А. Везалия — его сторонников и учеников, а также противников и врагов. Над всеми возвышается скелет. Взоры присутствующих обращены к названию труда А. Везалия и его фамильному гербу (три бегущие ласки), который поддерживают ангелы. Сам А. Везалий жестом привлекает внимание всех к трупу. Изящные черты лица молодого анатома дополняет борода. Высокий лоб обрамляют густые вьющиеся волосы, спадающие на середину лба и отступающие немного назад сбоку. На титульном листе первого издания он изображен с бородкой клинышком, во втором издании его лицо окаймляет пышная борода.
Широко известный профессор А. Везалий мог заниматься анатомией в светлых просторных анатомических театрах учебных заведений и не нуждался в свечах, чтобы освещать свое рабочее место. Однако на указанных титульных листах изображена свеча, стоящая на передней части стола для вскрытий среди приборов и инструментов. Ни на одном изображении, являющемся перепечаткой титульного листа с ранних оригиналов, мы не видим горящего пламени. На некоторых же изображениях отчетливо видна струйка дыма, идущая от охлаждающегося фитиля свечи. Вероятно, свеча с погасшим фитилем просто является напоминанием о том, что она когда-то входила в комплект анатомических принадлежностей.

Прочитайте отзывы врачей о L-Карнитине, Нутриентуме и Липоцельсе и возможно, что дело закончится их покупкой.

Аналогичный сюжет изображен и на титульном листе труда профессора анатомии и ботаники Лейденского университета Питера Павия (1564—1617 гг.). Автор рисунка Жак де Гайен при создании титульного листа анатомического труда П. Павия, очевидно, использовал в качестве образца титульный лист, написанный С. Калькаром для работы А. Везалия, потому что они весьма сходны по содержанию.
На рисунке де Гайена мы имеем возможность как бы заглянуть внутрь учебного анатомического театра, построенного в 1597 г. в Лейдене по образцу Падуанского. Питер Павий стоит у стола для вскрытий с ножом в руке, готовясь к демонстрации внутренних органов живота. Позиция лектора здесь выбрана удачнее, в то время как А. Везалий почти теряется среди присутствующих. П. Павий в мантии с высоким жабо и ниспадающими рукавами стоит перед трупом, стараясь привлечь внимание аудитории к предмету своей демонстрации и показать все детали человеческого тела. Молодые любознательные студенты, длиннобородые ученые в высоких шапках и жадные до зрелищ горожане теснятся в проходах между скамейками. Над всеми возвышается скелет со знаменем в руках, на котором написано по-латыни»: «Смерть — конец всего живого». Через высокие окна анатомического театра с цилиндрическим сводом льется дневной свет, освещая место действия. А на краю стола — изображение погасшей свечи.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *