Символы медицины. Свеча

Вскрытие трупа производимое Микеланджело

Изображение горящей свечи во времена средневековья встречается вообще очень часто. Вероятнее всего, свеча пришла в медицину через анатомию, так как именно эта дисциплина стала мостом, соединяющим медицину и искусство. Пожалуй, нет ни одного крупного художника XV—XVII вв., который не изображал бы человеческое тело. В эпоху Возрождения Леонардо да Винчи, Микеланджело Буонаротти, Рафаэль Санти нашли в анатомической гармонии человеческого тела основной принцип изобразительного искусства, отойдя от неверных анатомических представлений средневековья.
Опытный метод в науке, получивший развитие в это время, а также передовые взгляды на искусство способствовали его развитию, а вместе с ним развитию анатомии. Однако тормозом в этой области долгое время был церковный запрет производить вскрытия.
Так, до начала XVI в. в Италии вскрытие трупов было практически запрещено. Разрешалось лишь иногда вскрывать трупы преступников. Кроме того, папа Бонифаций VIII в 1300 г. позволил с разрешения властей производить вскрытие трупов умерших видных полководцев-иностранцев, родина которых была далеко. Разрешение было связано с тем, что их останки должны были быть отправлены на родину, для чего трупы особым образом препарировались: из них устранялись все внутренние органы, затем трупы вываривались, пока мышцы не отставали от костей, а кости в качестве останков покойных отправлялись на родину. Папа Сикст IV (XV в.) продлил запрет на вскрытия, однако разрешил производить официальные вскрытия с согласия властей, и, наконец, папа Климентий VII (XVI в.) разрешил производить анатомические опыты для учебных целей.
В таких условиях получило довольно широкое распространение тайное анатомирование, которое нашло отражение в живописи.

Немецкий искусствовед Е. Голлендер в книге «Медицина в классической живописи» (1913 г.) подробно анализирует рисунок, который искусствоведы приписывают то кисти Микеланджело, то Караваджо, то другим мастерам. На нем изображено вскрытие трупа, производящееся двумя жестикулирующими мужчинами. Тело лежит на грубом деревянном столе, с которого свисают руки покойного. Мужчины занимаются измерениями трупа. Один из них склонился на колено у головы трупа и опирается правой рукой на большой циркуль. Другой правой рукой указывает на труп, а в левой держит треугольный предмет.

Мужчины изображены на рисунке бегло, тем не менее Е. Голлендер пытается угадать в одном из них характерные черты лица Микеланджело. Его партнером он считает профессора анатомии падуанского университета Маркантонио делла Торре, о котором известно, что ему разрешалось расчленять трупы преступников с целью изучения. Против такого предположения говорит то обстоятельство, что Микеланджело жил во Флоренции и Риме, а Маркантонио делла Торре — в Падуе и Павии, поэтому едва ли они могли анатомировать совместно. Кроме того, нет точного указания на время, к которому относится рисунок. Возможно, что оно не совпадает с периодом деятельности Маркантонио дела Торре. Существует и другое мнение: на рисунке изображен Микеланджело, а в качестве его партнера — итальянский анатом Маттео Реальдо Коломбо, известный своими исследованиями системы кровообращения, один из предшественников Уильяма Гарвея.

Однако нас прежде всего интересует не различное определение лиц, изображенных на рисунке, а само его содержание: на рисунке показано скорее всего тайное вскрытие или какое-то исследование трупа в полутемном помещении, освещаемом лишь одной свечой, поставленной на нижнюю часть грудной клетки мертвеца.

В связи с этим можно напомнить легенду о том, что настоятель одного из флорентийских монастырей в знак благодарности за то, что молодой Микеланджело изваял распятие, якобы разрешил ему беспрепятственно производить свои анатомические исследования в подвалах монастыря, с тем чтобы художник мог приобрести необходимые знания о строении человеческого тела.

Вернемся к упомянутому выше рисунку с изображением свечи, стоящей на трупе. То, что свеча единственная, и то, как она расположена на рисунке, наводит на мысль, что ее назначение — не только быть средством освещения. Возможно, художник умышленно изобразил анатомирование в виде какого-то таинства, которое невозможно при дневном свете, а свет свечи придавал ему возвышенный смысл.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *