Церемония коронации в Великобритании

Императорская государственная корона Великобритании

Императорская государственная корона Великобритании

Итак, что же представляет собой сама коронация? Что происходит за закрытыми дверями Вестминстерского аббатства?

Вот как описывал коронацию Георга IV один из присутствующих: «Архиепископ Кентерберийский, стоя перед алтарём, взял корону Святого Эдуарда, освятил и благословил её. <...> Затем, сопровождаемый епископами, он отошёл от алтаря. Корону нёс декан Вестминстера. Архиепископ принял корону и возложил на голову Его Величества. Были слышны громкие крики "Боже, храни короля!", звуки труб и барабанов, пальба пушек в Тауэре и Парке. Когда приветственный шум смолк, архиепископ произнёс слова наставления: "будьте же сильны и мужественны". <...> Раздались крики "Да благословит Господь его Величество", люди махали головными шляпами и платками. Король выглядел "весьма довольным" и даже, как некоторые сочли, был удивлён такими дружными приветствиями. Затем граф Денби принёс присягу, поцеловав королю руку и левую щёку и коснувшись пальцами короны. На этом церемония завершилась».

Это довольно краткое описание, но можно сказать, что здесь отражены главные моменты коронации. Они могли немного меняться, равно как и детали остальных церемоний и процессий, проводившихся в этот день. Например, на коронации королевы Елизаветы I служба впервые была не целиком на латыни, как раньше, а на латыни и английском, а начиная с унаследовавшего Елизавете Иакова I, она уже всегда была исключительно на английском языке. Церемония могла быть роскошным театрализованным представлением, как при Георге IV, и быть более чем скромной, как у его наследника Вильгельма IV (эту коронацию даже прозвали «коронацией за пенни», «грошовой»).

Последняя по счёту коронация состоялась в 1953 году, когда короновалась нынешняя королева, Елизавета II (и пусть мы не увидим следующую как можно дольше — Боже, храни Её Величество, эту маленькую стойкую даму, символ целой эпохи!), и была первой, которая транслировалась по телевидению.

Королева подъехала к Вестминстерскому аббатству в государственной золотой карете, и под звуки гимна и торжественные приветствия она прошла внутрь. По ступеням она поднялась на устланный коврами помост, прошла мимо коронационного трона, поклонившись ему, и, после короткой молитвы, заняла приготовленное для неё место. Тем временем королевские регалии были переданы архиепископу Кентерберийскому и он разместил их на алтаре.

Затем началась церемония «признания». Герольд ордена Подвязки, архиепископ, лорд-канцлер, лорд-обергофмейстер и обер-церемониймейстер подвели королеву к трону Святого Эдуарда, где она осталась стоять в одиночестве. Архиепископ же несколько раз провозглашал: «Сэры, я представляю вам королеву Елизавету, вашу бесспорную государыню. Все, кто пришёл сегодня сюда, чтобы принести клятву верности, — готовы ли вы это сделать?» В ответ звучало «Боже, храни королеву».

Корона святого Эдуарда

Корона святого Эдуарда

Затем Её Величество встала с трона, подошла к алтарю и, возложив правую руку на Библию, принесла клятву верности.

- Обещаете ли и клянётесь править народом Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южноафриканского Союза, Пакистана и Цейлона, и своих владений, и других принадлежащих или относящихся к ним территорий, согласно законам и обычаям?

- Торжественно обещаю.

- Будете ли опираться в своём суждении на закон, справедливость и милосердие?

- Да.

- Будет ли ваша власть основываться на Законе Божьем и исповедовании Евангелия? Будете ли вашей властью сохранять установленную законом протестантскую религию в Соединённом Королевстве? Сохраните ли вы в неприкосновенности установления английской Церкви, её доктрину, богослужения, порядки и управление, согласно английским законам? Сохраните ли вы за английскими епископами и духовенством, и за Церквями, вверенными их попечению, все права и привилегии, которые по закону принадлежат всем им или кому-то из них?

—     Всё это я обещаю сделать. То, что я обещала, я выполню, да поможет мне в этом Бог.

После этого королева поцеловала Библию и вернулась на трон. Началась служба, и все, включая королеву, преклонили колена.

Затем началась одна из самых важных церемоний. С королевы сняли мантию и диадему и облачили в простой белый наряд для помазания. Она вновь села на трон Святого Эдуарда, а архиепископ Кентерберийский, взяв сосуд с елеем, окунул в него пальцы и помазал её — ладони, грудь, а затем темя. «Да будут руки твои помазаны священным елеем. Да будет грудь твоя помазана священным елеем. Да будет глава твоя помазана священным елеем, как были помазаны короли, священники и пророки. И как царь Соломон был помазан Цадоком-священником и Натаном-пророком, так и ты будь помазанной, благословенной и освящённой королевой над людьми, которую Господь наш поставил владеть и править. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь».

 

Елизавета II в имперской государственной короне

Елизавета II в имперской государственной короне

Над королевой держали золотой балдахин — священный момент должен быть скрыт от посторонних глаз! После окончания помазания балдахин убрали.

Королева опустилась на колени, архиепископ благословил её, а поднявшуюся королеву облачили в «Colombium Sidonis» и золотую верхнюю тунику и препоясали золотым поясом.

Затем Её Величеству по очереди подносили королевские регалии — шпоры и мечи. Их возложили на алтарь. Архиепископ надел на руки королевы особые браслеты-армиллы. Она встала с трона, её облачили в имперскую паллу и вручили державу, которую затем тоже положили на алтарь. Архиепископ надел на безымянный палец левой руки королевы королевское кольцо, вручил в правую руку скипетр с крестом, а в левую — скипетр (жезл) с голубем. И — самый волнующий момент — возложили на голову корону Святого Эдуарда.

Под приветственные крики «Боже, храни королеву!» все, кто имел на это право, возложили короны на собственные головы (это очень красивое зрелище — одновременно поднимаются сотни затянутых в белоснежные перчатки дамских рук, держащих свои драгоценные венцы), затрубили трубы и раздался грохот пушек из Тауэра.

Итак, королева Елизавета II была помазана и коронована. Встав с коронационного трона, она прошла на свой трон. Первыми свою присягу ей принесли архиепископы и епископы, а затем, начиная с супруга, герцога Эдинбургского, принцы и пэры (они по очереди поднимаются по ступеням трона, произносят слова присяги, прикасаются к короне и целуют монарха в левую щёку — это довольно Длительный процесс, так, на коронации королевы Виктории он занял около сорока пяти минут).

 

Сойдя с трона, королева вновь подошла к алтарю и, сняв корону и передав её и жезл со скипетром сопровождающим, преклонила колена. Она возложила на алтарь хлеб и вино для причастия, а затем, согласно традиции, алтарное облачение и слиток золота. Королева и её супруг приняли Святое Причастие, на её голову вновь надели корону, вручили скипетр и жезл, и она вернулась на трон.

Позже она в сопровождении лордов, нёсших регалии, прошла в часовню Святого Эдуарда. Там она сняла корону, с неё совлекли «государственную мантию» и надели «пурпурную мантию». И, уже в короне Британской империи, со скипетром в правой руке и с державой в левой, под звуки государственного гимна, она вышла из часовни. Церемония коронации была завершена!

Вот выдержки из дневника королевы Виктории, в которых она описывает день коронации — уникальная возможность посмотреть на ситуацию изнутри, глазами самого главного участника. Правда, девятнадцатилетняя королева уделяет куда больше внимания тому, что было до и после самой церемонии, чем самой коронации, но её можно понять — это был самый главный день в её жизни, дневник она писала для себя, и ей хотелось запомнить как можно больше живых подробностей. А сама коронация... Что ж, она отточена веками, всем всё известно, поэтому спокойно можно написать «было много разного».

«Я проснулась в четыре утра от выстрелов пушек в Парке и уже не могла заснуть. Шумели люди, оркестры и т.д. Встала я в семь, чувствуя себя бодрой. Парк представлял собой любопытное зрелище: множество людей вплоть до самой Конститьюшн-хилл, везде были солдаты, музыканты и т.д. Я оделась, легко позавтракав перед этим, и потом ещё раз немного позже. В половину десятого я вышла в другую комнату, одетая в костюм для Палаты лордов.

 

В десять вместе с герцогиней Сазерлендской и лордом Дльбемарлем мы сели в государственную карету и двинулись в путь... День был чудесный, везде были огромные толпы — я никогда раньше не видела такого. Их доброжелательность и проявления верности превосходили всё, что только можно представить, и я не могу выразить, как гордилась тем, что я королева такого народа.

Временами я боялась, что напор толпы окажется таким сильным, что кого-нибудь раздавят. Под оглушающие приветствия мы доехали до аббатства вскоре после половины двенадцатого. Я прошла в комнату для облачения, которая находится довольно близко к входу, и там уже находились восемь дам, которые должны были нести мой шлейф — леди Каролина Леннокс, леди Аделаида Паже, леди Мэри Тальбот, леди Фанни Каупер, леди Вильгельмина Стенхоуп, леди Анна Фицуильям, леди Мэри Гримстон и леди Луиза Дженкинсон. Одеты они были одинаково и очень нарядно, в белый атлас и серебряную парчу. На головах у них были венки из серебряных колосьев, сзади волосы были украшены венчиками из мелких розовых роз, и розовыми же розами были украшены их платья.

После того как на меня надели мантию и юные леди подхватили её должным образом, а лорд Канингем взялся за её конец, я покинула комнату, и всё началось... Зрелище было потрясающим, с одной стороны прекрасные пэрессы в своих одеяниях, с другой стороны — пэры. Мои юные леди всё время были рядом со мной и помогали, если я в чём-нибудь нуждалась. Епископ Дурхэмский стоял рядом со мной, но, как сказал мне лорд Мельбурн, он отличался редкостной бестолковостью и ни разу не смог подсказать Мне, что же будет происходить в следующий момент.

Когда заиграл гимн, я проследовала в часовню Святого Эдуарда, маленькое тёмное место сразу за алтарём, где мои дамы сняли с меня платье и верхнее платье тёмно-красного цвета, и облачили в платье (тунику) из золотой парчи. Его надели поверх особого, не пышного платья из белого льна с кружевной отделкой. Также я сняла бриллиантовую диадему и с непокрытой головой направилась в аббатство. Там меня усадили на трон Святого Эдуарда, а лорд великий камергер надел на меня далматику.

Затем было много разного. И в самом конце на голову мне возложили корону. Это, должная признаться, был самый прекрасный, впечатляющий момент. И в то же мгновение все пэры и их супруги возложили на себя свои короны.

Восшествие на престол и принесение присяги — сначала подошли епископы, потом мои дядья, а затем пэры, по порядку. Всё было очень хорошо.

Бедный старый лорд Ролло, которому восемьдесят два года и который совсем немощен, упал и скатился вниз, попытавшись подняться по ступенькам, но, по меньшей мере, не пострадал. Когда же он снова попытался взойти, я встала и подошла к краю, чтобы он снова не упал...

Это красивая церемония. Сначала все притрагиваются к короне, а затем целуют мне руку.

После этого я сошла с трона, сняла корону и приняла причастие. Потом снова надела корону и взошла на трон, опираясь на руку лорда Мельбурна. Когда заиграли гимн, я спустилась с трона и прошла в часовню Святого Эдуарда в сопровождении своих дам и лорда Виллоуби. Там я сняла далматику, тунику и надела пурпурное бархатное платье и мантию, а затем вернулась на трон, опираясь на руку лорда Мельбурна.

Потом я снова сошла с трона и в сопровождении всех пэров, моих дам, пажей, с регалиями в руках направилась в часовню Святого Эдуарда. Пока процессия выстраивалась, я снова надела свою корону (которую снимала на несколько минут), взяла державу в левую руку, а скипетр в правую, и мы прошествовали через всё аббатство, приветствуемые радостными возгласами, в ту первую комнату для облачения. Там были герцогиня Глостерская, мама и герцогиня Кембриджская со своими дамами. И там мы все ждали по меньшей мере час, со всеми моими дамами.

Архиепископ (самым неловким образом) надел мне кольцо не на тот палец, и в результате я снимала его с большим трудом — в конце концов, это удалось, но мне было очень больно.

Около половины пятого я снова поднялась в карету, с короной на голове и скипетром и державой в руках, и мы проделали тот же путь, но обратно. Толпы стали ещё больше, если только это возможно. Бурный восторг, любовь и верность были очень трогательными, и я всегда буду помнить этот день как ЛУЧШИЙ в моей жизни! Я прибыла домой вскоре после шести и даже не чувствовала себя уставшей. В восемь мы ужинали.

В столовой мы оставались до двадцати минут двенадцатого, а потом вышли на мамин балкон и любовались прекрасными фейерверками в Грин-парке».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *